Голосование

Голосуйте за участников сезона 2013 в номинации " Громадское дело"
 

География посещений

КАП

Фото героев программы и поместий

033.jpg

Авторизация

Сейчас на сайте

Сейчас 5 гостей онлайн

Голосование 2

Голосуйте за участников сезона 2013 в номинации "Поместья"
 

Голосование 3

Голосуйте за участников сезона 2013 в номинации "Домашний музей"
 
ПОМЕСТЬЕ ДМИТРИЯ КИСЕЛЕВА

На встрече с коллегами в Симферополе популярный российский тележурналист, заместитель генерального директора Всероссийской государственной телерадиокомпании Дмитрий Киселев рассуждал о том, что слово и политическая честность в Украине значат гораздо меньше, чем в России, и что его всегда шокировала прямая ложь из уст украинских политиков. Но нашу программу интересовал, как вы догадываетесь, тот самый сакральный момент, когда Дмитрий Киселев пригласил нас в гости в свое коктебельское поместье. Итак, в 2002 году Дмитрий Киселев, совершенно легально, взял в аренду этот участок земли в Коктебеле, на горе, точнее, оползневом склоне.
Дмитрий Киселев:
- Это обрыв, земли здесь как таковой нет, стоил участок 10 тысяч долларов, 2,5 тысячи сотка. Тогда это были солидные деньги, мне дали, так называемое, право на аренду, долевое участие в жизни поселка. Когда я купил эту землю, мне сразу выписали справку, что строительство запрещено, потому что это не оползень, а активный оползень в сейсмической зоне. Я стал счастливым обладателем земли со справкой.
Вед.:
- А как же вы обошли эту справку?
Дмитрий Киселев:
- Спустя три года, когда я решил, что ничего не буду тут строить, случайно встретил в Киеве главу противооползневого комитета, который мне справку выдал, а он и говорит: «Что же вы не строитесь»? я ответил: «Вы же мне справку дали», а он: «Ну, можно же сделать инженерную защиту участка». Сделали проект и сделали инженерную защиту участка, То есть мы по-честному укрепили эту землю. Земля может вся осыпаться, а мы останемся на курьих ножках.
То есть на сваях, огромные и всесильные сваи были вмонтированы в этот склон, с верхней части которого были сняты сотни кубометров земли.
Дмитрий Киселев:
- Мы срезали все и насыпали пухлую землю сюда, и в нее уже вбили сваи, таким образом, у нас получилась площадка. Я понял, что это такое неудобное место, что я должен использовать принцип городской застройки: граница дома – это граница участка. Я построил дом буквой П, чтобы не закрывать прекрасный вид. Мне земля как таковая не нужна, мне нужно здесь жизненное пространство. Я когда-нибудь построю дом, в котором люди будут только ночевать, питаться, мыться и все, по принципу Корбюзье: «дом – это машина для жилья». Здесь на Юге, главное не дом, а то, что вокруг дома. Жизнь вне дома, а не внутри дома, то есть нам нужно только маленькое убежище. Поэтому я построил маленький дом, площадью 120м2. Зато здесь есть пять санузлов, в этом доме пять входов. Сделали бассейн, кстати, украинского производства, это пластмассовая ванна, которая вкапывается, и туда подается морская вода.
Мария – супруга Дмитрия:
- Это была моя идея, я сама слежу за бассейном, слежу за состоянием воды, чтобы она всегда была прозрачная и чистая.


Но конечно, здесь у Дмитрия Киселева, при таком-то бассейне, со ста тоннами морской воды, не купаются на пляже поселка, где нет современной канализации и очистных сооружений.

Дмитрий Киселев:
«Внизу на воде стоит наша лодка, на ней мы плаваем в Алушту, Балаклаву, к Меганому, в Новый Свет».
Вед.:
- В Украине вы какое-то время работали, причем достаточно успешно, как этот опыт жизни повлиял на ваше решение обосноваться в Коктебеле летом?
Дмитрий Киселев:
- Я понял, что никакая Италия, Испания, либо Майами не сравнятся с этим местом. Просто это все такое родное, это наше общее пространство. Я не чувствую себя здесь за границей. Я могу здесь делать фестиваль, джаз-фестиваль, мы можем здесь реставрировать дом Волошина. Я могу быть сопричастным и не чувствовать себя здесь чужим. Если бы я приехал в Испанию или Швейцарию, устраивал бы фестиваль, стал что-то реконструировать, на меня посмотрели бы странно, а с какой стати мне там что-то делать.
На площадь перед домом Волошина Дмитрий Киселев собрал сто тысяч долларов пожертвований. Деньги на ремонт дома Волошина, полмиллиона гривен попали отдельной строкой в бюджет, благодаря его журналистской провокации.
Дмитрий Киселев:
«Я поставил друг напротив друга Дмитрия Табачника, моего друга, который тогда был вице-премьером по гуманитарным вопросам, и Петра Порошенко, тоже моего друга, который, будучи в оппозиции был главой бюджетного комитета ВР Украины, и сказал им: «Сделайте дом Волошина, а то русские придут и сделают».
Так что старое столетнее окно из дома Волошина, через стекла которого смотрел на мир сам хозяин, теперь заслуженно занимает почетное место в зале поместья Дмитрия Киселева.

Дмитрий Киселев:
«Когда новые окна ставили, эти просто сжигали. Я вынул его из костра. Здесь есть такие семьи, которые обносят себя многослойными заборами, вешают табличку, что здесь жили такие-то люди, они являются их предками, и считают, что тем самым они украшают Коктебель. Я бы призвал всех выйти и принять участие, потому что просто сидеть и говорить: «как здесь плохо, как много мусора, отсутствует канализация» – это не очень по-граждански и не очень честно по отношению к месту, которое вы любите, и, наверное, одному из самых красивейших мест на земле».
А теперь о самом доме. Конечно, про него нельзя сказать, как мы это любим, с придыханием, мол, дом крымской постройки, отнюдь.

Дмитрий Киселев:
«Это скорее хулиганский проект. С одной стороны он бюджетный, мы решили сделать его из недорогих материалов, а с другой стороны, он получился намного дороже, чем мы ожидали. Пришлось добирать кредиты».
Кредиты и сейчас отдаются, а в качестве залога служит московский дом четы Киселевых. Пожалуй, у хозяина не было страха перед этой серьезной стройкой.

Дмитрий Киселев:
«У меня родители были строители. Они построили себе дом, все это было на моих глазах. Я с десяти лет с ними месил раствор, носил кирпичи, для меня это абсолютно естественно».
Мама успела увидеть этот коктебельский дом.

Дмитрий Киселев:
«Она была здесь два раза. Она приехала и сказала: «Димочка, это, пожалуй, авангардный конструктивизм». Мы не считаем этот дом недвижимостью, потому что недвижимость это всегда нечто коммерческое. Я бизнесом не занимался никогда, да и не собираюсь».
Понятно, это не коммерческий проект – отдыхающих здесь нет. Посторонние, правда, заходят, иногда даже садятся на борт бассейна, просто потому, что у Киселевых нет забора. Есть только живая изгородь, и собак тоже нет. Поэтому непрошеные гости думают, что здесь что-то общественное. К тому же эта милая вывеска «COCK T’EST BELLE» сбивает их с толку, вдруг это название очередного коктебельского пансионата.
Дмитрий Киселев:
«Это не французское слово, просто такая полухулиганская белиберда. Дом должен был как-то называться, название пришло случайно. Дом теплый, он терпит и мороз и жару, он очень светлый, здесь есть все современные средства коммуникации. Давайте покажу его».
Сначала зал, с электрокамином посередине - вытянут, вроде вагончика.

Дмитрий Киселев:
«Это самая большая комната. Здесь раздвижное окно 2.40х8м. Прекрасный вид – это основное достоинство этого дома. Мы просто решили не спорить с природой, ничего не противопоставлять. Здесь продуман каждый сантиметр. В этой комнате три главных предмета: я сам нарисовал комод, в Феодосии по моему проекту изготовлен диван, рояль привез еще до того, как дом был построен».
Играют на рояле все, кто умеет, а он просто воспроизводит исполненное, когда хозяин пожелает. Как будто в доме играет пианист-привидение. В благодарном Коктебеле релакс у Дмитрия получается всегда.

Дмитрий Киселев:
«Конечно, часто приходится что-то делать по дому, но буквально с первого часа пребывания здесь стирается все от чего ты уехал».
Вспоминается симпатичная и смешная мания многих московских коктебельцев, которые считают себя современными Волошиными, когда собирают в своих домах творческие тусовки.

Дмитрий Киселев:
«У нас открытый дом, но я не тусовщик. Для меня это не является смыслом и образом жизни».
Кухня тоже вагончик, только маленький и расположенный перпендикулярно залу.

Дмитрий Киселев:
«Кухня для приготовления еды, мы здесь не обедаем».

Дом не теряет энергию, он сделан как термос, из нескольких слоев материала, а в стеклопакетах к-стекло.
Дмитрий Киселев:
- Здесь теплые норвежские электрические полы и центральное кондиционирование.

Вместо лестницы здесь шведская платформа для подъема инвалидных кресел.
Дмитрий Киселев:
- Трехстанционный лифт в двухэтажном доме - это действительно уникально. Он не может оборваться, потому что он ходит по червячной передаче.
Вед.:
- Это ведь не из-за лени вы лифт поставили?
Дмитрий Киселев:
- Нет, это просто для прикола и из экономии пространства.
Мы поднялись на прожекторную площадку, где стоит списанный с военного корабля двузеркальный прожектор. Он освещает своими раздвоенными лучами и коктебельскую бухту, и соседний поселок Орджоникидзе. Таким образом, даже ночью становятся видны многие несуразные коктебельские жилые конструкции.

Дмитрий Киселев:
- Люди со временем поймут, что они оставляют после себя след, они как бы откладывают личинку, они умрут, а дом останется. Личинка у каждого будет разная, мне захотелось такую личинку отложить.
Впрочем, личинка Дмитрия Киселева может легко исчезнуть с этого места или замениться чем-то другим, когда дом из железа хозяину наскучит.

Дмитрий Киселев:
«Дом, наверное, будет как-то утилизирован, он для этого и предназначен, а на фундаменте можно построить что-то еще, но, надеюсь, что он будет вдохновляющим примером для будущих поколений нашей семьи».
Похоже, здесь действительно интенсивно думали, прежде чем организовать каждый квадратный метр этого хайтековского поместья.

Дмитрий Киселев:
- Многие люди вкладывают огромные деньги в дома, не представляя, зачем им это нужно. Подумайте, о вашем образе жизни, что вы здесь хотите делать, и все получится как нельзя лучше. Не имеет смысла заниматься, так называемой, недвижимостью, она станет отягощающим фактором.
Вед.:
- Точно, я никогда не задумывалась, какое это страшное слово!
Дмитрий Киселев:
- У меня язык не поворачивается назвать этот дом недвижимостью.
Вед.:
- Что в ваших детях появилось такого, чего никогда бы не было, если бы они не появились в этом доме?
Мария:
- Любовь к свободе, к простору, к созерцанию, потому что просто невозможно не любить эту красоту. Этого созерцания уже достаточно для какой-то внутренней гармонии.


 

Вам необходимо зарегистрироваться, чтобы вы могли оставлять комментарии.